Главная страница
Поиск по модели:
  
Карта сайта
Бартолинит причины возникновения
Мебель любимый дом каталог кухни
Расписание городских автобусов добрянка
Поликлиника 11 челябинск расписание врачей
Lg l9 p768 характеристики
Тесты дружба это чудо
Курс российского рубля в бресте
Инструкция davinci phi 330
 

Лермонтов стих сон

Лермонтова "Сон", мы упоминали о нем в связи с темой «Лирический герой» и проводили параллель со стихотворением Твардовского «Я убит подо Ржевом». Можно продолжить разговор в этой теме. Ответов - 22, стр: All Julia: Сейчас мне хочется поделиться размышлениями о стихотворении М, Лермонтова. Забудем на минуту о том, чему нас учили в школьные институтские годы о пророческом, героическом и прочем значении, и посмотрим на эти строчки «простыми» глазами. Лермонтов СОН В полдневный жар в долине Дагестана С свинцом в груди лежал недвижим я; Глубокая еще дымилась рана, По капле кровь точилася. Лежал один я на песке долины; Уступы скал теснилися кругом, И солнце жгло их желтые вершины И жгло меня - но спал я мертвым сном. И снился мне сияющий огнями Вечерний пир в родимой стороне. Меж юных жен, увенчанных цветами, Шел разговор веселый обо. Но, в разговор веселый не вступая, Сидела там задумчиво одна, И в грустный сон душа ее младая Бог знает чем была погружена; И снилась ей долина Дагестана; Знакомый труп лежал в долине той; В его груди, дымясь, чернела рана, И кровь лилась хладеющей струей. », «и снился мне…» снится сон о «вечернем пире в родимой стороне». А на этом пиру его возлюбленной как бы снится «И в грустный сон душа ее младая Бог знает чем была погружена…» герой, лежащий убитым «в долине Дагестана». Как это все тесно переплетается, один сон переходит в другой, другой в третий — и возвращается к изначальному. Плюс еще и стихотворение называется - «Сон». Яблонька: Пока что у меня ассоциация - "Жизнь есть сон" Кальдерон. И еще одна:"Сон про несон, несон про сон. Кенга: Яблонька пишет: Сон про несон, несон про сон. Оль, это принцесса Будур. Из фильма про Алладина Яблонька: Кенга пишет: Помнишь? Я помнила, что из кино цитата! Я процитирую Александра Твардовского "Я убит подо Ржевом" - в том сокращении, в каком стихотворение прозвучало на встрече Литстудии. Я случайно обнаружила, что между двумя стихотворениями примерно 100 лет. Я убит подо Ржевом, В безыменном болоте, В пятой роте, на левом, При жестоком налете. Я не слышал разрыва, Я не видел той вспышки,- Точно в пропасть с обрыва - И ни дна ни покрышки. И во всем этом мире, До конца его дней, Ни петлички, ни лычки С гимнастерки. Я - где корни слепые Ищут корма во тьме; Я - где с облачком пыли Ходит рожь на холме; Я - где крик петушиный На заре по росе; Я - где ваши машины Воздух рвут на шоссе; Где травинку к травинке Речка травы прядет, - Там, куда на поминки Даже мать не придет. Подсчитайте, живые, Сколько сроку назад Был на фронте впервые Назван вдруг Сталинград. Фронт горел, не стихая, Как на теле рубец. Я убит и не знаю, Наш ли Ржев наконец? Удержались ли наши Там, на Среднем Дону?. Этот месяц был страшен, Было все на кону. Неужели до осени Был за ним уже Дон И хотя бы колесами К Волге вырвался он? Задачи Той не выиграл враг! А иначе Даже мертвому - как? И у мертвых, безгласных, Есть отрада одна: Мы за родину пали, Но она - спасена. Наши очи померкли, Пламень сердца погас, На земле на поверке Выкликают не. Нам свои боевые Не носить ордена. Вам - все это, живые. Нам - отрада одна: Что недаром боролись Мы за родину-мать. Пусть не слышен наш голос, - Вы должны его знать. Вы должны были, братья, Устоять, как стена, Ибо мертвых проклятье - Эта кара страшна. Это грозное право Нам навеки дано, - И за нами оно - Это горькое право. Летом, в сорок втором, Я зарыт без могилы. Всем, что было потом, Смерть меня обделила. Всем, что, может, давно Вам привычно и ясно, Но да будет оно С нашей верой согласно. И живым не в упрек Этот голос ваш мыслимый. Братья, в этой войне Мы различья не знали: Те, что живы, что пали, - Были мы наравне. И никто перед нами Из живых не в долгу, Кто из рук наших знамя Подхватил на бегу…. Яблонька: Процитирую здесь начало моего выступления по теме. Мое выступление - это во многом комиляционная работа, которую я подготовила как тему для встречи 13 мая на Ярославке. За этим началом следовало стихотворение Лермонтова, которое уже процитировала Юля. Это такой персонаж в лирике или это художественный образ автора? Наверное, это и то, и другое. Этот образ создается на основе жизненного опыта поэта, его чувств, ощущений и ожиданий… Но в лирике все это отражается и закрепляется в произведении в художественно преображенной форме. Невольно напрашивается вопрос… правомерно ли полностью отождествлять личность автора и художественный образ этой личности? Не все, что описано в стихах от имени лирического «я», происходило в действительности с самим автором. Например, в стихотворении Лермонтова «Сон» лирический герой видит себя смертельно раненным в долине Дагестана. С одной стороны, биографии Лермонтова этот факт не соответствует, с другой стороны стихотворение называется «Сон» и пророческий характер «сна» очевиден стихотворение написано в 1841 году, в год смерти Лермонтова : Julia: Яблонька пишет: стихотворение называется «Сон» и пророческий характер «сна» очевиден стихотворение написано в 1841 году, в год смерти Лермонтова Ну и вовсе это не факт. Дата написания и смерти не доказывают пророческого значения стихотворения. Опять же - нас так учили в школе. Я склонна считать, что это предчувствие, а не пророчество, свойственное каждому размышляющему человеку, не только поэту. Кенга: Julia пишет: это предчувствие, а не пророчество, свойственное каждому размышляющему человеку А что такое предчувствие? Разве оно зависит от размышлений, не от интуиции? Или все тип человека определяет? Отчего-то "Сон" у меня стойко ассоциируется со стоками Блока : " Я проснулся на мглистом рассвете Неизвестно которого дня. Спит она, улыбаясь, как дети,- Ей пригрезился сон про. Дата не доказывает, но намекает, что, мб, в последний год жизни Лермонтов был в таком. Сам как бы искал на себя беду. Я процитирую еще один фрагмент из моего выступления на встрече Литстудии 13 мая. Этот фрагмент тоже имеет отношение к обсуждаемому вопросу. В связи с этим выдвигается понятие лирического героя, которое позволяет точнее осмыслить соотношение индивидуального и обобщенного, автобиографичности и вымысла в лирике». Яблонька: На встрече Литстудии тем, что я зачитала этот фрагмент, все не закончилось, а только началось. Я обратила внимание, что если у Лермонтова "я" на протяжении всего стихотворения, то у Твардовского "я" переходит в "мы". Все отнеслись к этому с интересом, начали обсуждать, но не закончили - пришлось уезжать. Наверное, поэтому Юля предложила продолжить обсуждение на форуме. Ведь конкретно к этим стихам мы уже не вернемся при встрече. На встрече мы говорили о том, что "мы" в стихотворении Лермонтова тоже есть, но это романтическое "мы" - "мы" двух влюбленных - лирического героя стихотворения и его девушки. А у Твардовского и "я", и "мы" имеет гражданское звучание. Так мы пришли к выводу, что перед нами разные стихи - романтическая лирика и гражданская. В связи с чем Олег внес нотку сомнения - удачно ли я предложила сравнить именно эти два стихотворения? Не лучше ли было бы вместо этого стихотворения Твардовского привести для сравнения со стихотворением Лермонтова "Сон" известное стихотворение Константина Симонова "Жди меня"? Ведь стихотворение Симонова - из той же эпохи, что стихотворение Твардовского, но тогда мы бы сравнивали романтическое стихотворение с романтическим, а не так, как это получилось. В результате мы попытались вспомнить наизусть это стихотворение Симонова, а потом Олег продекламировал "Землянку" Алексея Суркова - как тоже достойный, по его мнению, пример для сравнения со стихотворением Лермонтова "Сон". Яблонька: Вот текст стихотворения Константина Симонова. Жди меня, и я вернусь. Только очень жди, Жди, когда наводят грусть Желтые дожди, Жди, когда снега метут, Жди, когда жара, Жди, когда других не ждут, Позабыв вчера. Жди, когда из дальних мест Писем не придет, Жди, когда уж надоест Всем, кто вместе ждет. Жди меня, и я вернусь, Не желай добра Всем, кто знает наизусть, Что забыть пора. Пусть поверят сын и мать В то, что нет меня, Пусть друзья устанут ждать, Сядут у огня, Выпьют горькое вино На помин души. И с ними заодно Выпить не спеши. Жди меня, и я вернусь, Всем смертям назло. Кто не ждал меня, тот пусть Скажет: - Повезло. Не понять, не ждавшим им, Как среди огня Ожиданием своим Ты спасла. Как я выжил, будем знать Только мы с тобой,- Просто ты умела ждать, Как никто. Яблонька: Алексей Сурков Бьется в тесной печурке огонь, На поленьях смола, как слеза, И поет мне в землянке гармонь Про улыбку твою и. Про тебя мне шептали кусты В белоснежный полях под Москвой. Я хочу, чтобы слышала ты, Как тоскует мой голос живой. Между нами снега и снега. До тебя мне дойти нелегко, А до смерти - четыре шага. Пой, гармоника, вьюге назло, Заплутавшее счастье зови. Мне в холодной землянке тепло От моей негасимой любви. КАК СЛОЖИЛАСЬ ПЕСНЯ Герой Социалистического Труда АЛЕКСЕЙ СУРКОВ За мою довольно долгую жизнь в литературе мне привалило большое счастье написать несколько стихотворений, которые были переложены на музыку и стали всенародными песнями, потеряв имя автора. К числу таких песен относятся "Чапаевская", "Конармейская", "То не тучи, грозовые облака", "Рано-раненько", "Сирень цветет", "Песня смелых", "Бьется в тесной печурке огонь. Все эти песни - и те, что были написаны до войны, и те, что родились в дни Великой Отечественной войны, - были адресованы сердцу человека, отстаивавшего или отстаивающего честь и независимость своей социалистической Родины с оружием в руках. Как создавались эти песни? Но есть у них нечто общее - были они написаны как стихи для чтения, а потом, переложенные на музыку, стали песнями. Расскажу историю песни, которая родилась в конце ноября 1941 года после одного очень трудного для меня фронтового дня под Истрой. Эта песня "Бьется в тесной печурке огонь. Если я не ошибаюсь, она была первой лирической песней, рожденной из пламени Великой Отечественной войны, принятой и сердцем солдата, и сердцем тех, кто его ждал с войны. А дело было. Во второй половине дня, миновав командный пункт дивизии, мы проскочили на грузовике на КП 258-го 22-го гвардейского стрелкового полка этой дивизии, который располагался в деревне Кашино. Это было как раз в тот момент, когда немецкие танки, пройдя лощиной у деревни Дарны, отрезали командный пункт полка от батальонов. Два наших танка, взметнув снежную пыль, ушли в сторону леса. Оставшиеся в деревне бойцы и командиры сбились в небольшом блиндаже, оборудованном где-то на задворках КП у командира полка подполковника Мне с фотокорреспондентом и еще кому-то из приехавших места в блиндаже не осталось, и мы решили укрыться от минометного и автоматного огня на ступеньках, ведущих в блиндаж. Немцы были уже в деревне. Засев в двух-трех уцелевших домах, они стреляли по нам непрерывно. Переговорив о чем-то с командиром полка, он обратился ко всем, кто был в блиндаже: - А ну-ка, у кого есть "карманная артиллерия", давай! Собрав десятка полтора ручных гранат, в том числе отобрав и у меня две мои заветные "лимонки", которые я берег на всякий случай, капитан, затянув потуже ремень на своей телогрейке, вышел из блиндажа. Мы тотчас же открыли огонь по гитлеровцам. Взрыв, еще взрыв, и в доме стало тихо. Тогда отважный капитан пополз к другому дому, затем - к третьему. Все повторилось, как по заранее составленному сценарию. Вражеский огонь поредел, но немцы не унимались. Когда Величкин вернулся к блиндажу, почти смеркалось. Командир полка уже выходил из него: КП менял свое расположение. Все мы организованно стали отходить к речке. По льду перебирались под минометным обстрелом. Гитлеровцы не оставили нас своей "милостью" и тогда, когда мы уже были на противоположном берегу. От разрывов мин мерзлая земля разлеталась во все стороны, больно била по каскам. Когда вошли в новое селение, кажется Ульяново, остановились. Самое страшное обнаружилось. Начальник инженерной службы вдруг говорит Суханову: - Товарищ подполковник, а мы же с вами по нашему минному полю прошли! И тут я увидел, что Суханов-человек, обычно не терявший присутствия духа ни на секунду, - побледнел как снег. Он знал: если бы кто-нибудь наступил на усик мины во время этого отхода, ни один из нас не уцелел. Потом, когда мы немного освоились на новом месте, начальник штаба полка капитан Величкин, тот, который закидал гранатами вражеских автоматчиков, сел есть суп. Две ложки съел и, смотрим, уронил ложку - уснул. Человек не спал четыре дня. И когда раздался телефонный звонок из штаба дивизии - к тому времени связь была восстановлена, - мы не могли разбудить капитана, как ни старались. Нечеловеческое напряжение переносили люди на войне! И только от того, что они были такими, их ничем нельзя было запугать. Под впечатлением пережитого за этот день под Истрой я написал письмо жене, которая жила тогда на Каме. В нем было шестнадцать "домашних" стихотворных строк, которые я не собирался публиковать, а тем более передавать кому-либо для написания музыки. Стихи мои "Бьется в тесной печурке огонь" так бы и остались частью письма, если бы в феврале 1942 года не приехал в Москву из эвакуации, не пришел в нашу фронтовую редакцию композитор Константин Листов и не стал просить "что-нибудь, на что можно написать песню". И тут я, на счастье, вспомнил о стихах, написанных домой, разыскал их в блокноте и, переписав начисто, отдал Листову, будучи абсолютно уверенным в том, что хотя я свою совесть и очистил, но песни из этого лирического стихотворения не выйдет. Листов пробежал глазами по строчкам, промычал что-то неопределенное и ушел. Ушел, и все забылось. Но через неделю композитор вновь появился у нас в редакции, попросил у фоторепортера Михаила Савина гитару и спел свою новую песню, назвав ее "В землянке". Все, свободные от работы "в номер", затаив дыхание, прослушали песню. Всем показалось, что песня получилась. А вечером Миша Савин после ужина попросил у меня текст и, аккомпанируя на гитаре, исполнил песню. И сразу стало ясно, что песня "пойдет", если мелодия ее запомнилась с первого исполнения. По всем фронтам - от Севастополя до Ленинграда и Полярного. Некоторым блюстителям фронтовой нравственности показалось, что строки: ". Просили и даже требовали, чтобы про смерть вычеркнуть или отодвинуть ее дальше от окопа. Но мне жаль было менять слова - они очень точно передавали то, что было пережито, перечувствовано там, в бою, да и портить песню было уже поздно, она "пошла". А, как известно, "из песни слова не выкинешь". О том, что с песней "мудрят", дознались воюющие люди. В моем беспорядочном армейском архиве есть письмо, подписанное шестью гвардейцами-танкистами. Сказав доброе слово по адресу песни и ее авторов, танкисты пишут, что слышали, будто кому-то не нравится строчка "до смерти - четыре шага". Гвардейцы высказали такое едкое пожелание: "Напишите вы для этих людей, что до смерти четыре тысячи английских миль, а нам оставьте так, как есть, - мы-то ведь знаем, сколько шагов до нее, до смерти". Поэтесса Ольга Бертгольц рассказала мне еще во время войны такой случай. Пришла она в Ленинграде на крейсер "Киров". В кают-компании собрались офицеры крейсера и слушали радиопередачу. Когда по радио была исполнена песня "В землянке" с "улучшенным" вариантом текста, раздались возгласы гневного протеста, и люди, выключив репродукторы, демонстративно спели трижды песню в ее подлинном тексте. Вот коротко о том, как сложилась песня "В землянке". Из сборника "Истра, 1941". Из сборника "Истра, 1941". Как будто это писали разные люди. Хотя, конечно, тут два разных жанра - поэтический и газетный, и все-таки. Что ты об этом думаешь? Только не цитируй чужие статьи, скажи свое мнение. Яблонька: Насчет цитирования чужих статей. Юля, откуда я сама могу знать, как была написана "Землянка"? Я подумала, что это может быть интересно не только. Да, я тоже обратила внимание, что описание сухое, официальное. Но мне помогли слова Олега Мандрика, которые он сказал на Ярославке:"Сурков был сталинист, но и у сталиниста может быть сердце и талант, что доказывает, например, стихотворение "Землянка". В доказательство, что Сурков не был бессердечным человеком - он любил своих близких - и жену, и мать. Алексей Сурков - НА ВОКЗАЛЕ На площади у вокзального зданья Армейцы месили слякоть. В глаза целовала в час расставанья, Давала слово не плакать. Зачем ты не плакала? Нестерпимо Немое горенье боли. Чуть северным ветром дохнет погода, И боль оживет, упряма. Кричу тебе в даль сурового года: — Расплачься. Яблонька: Юля, я все же процитирую и про стихотворение Симонова "Жди. За четыре военных года — пять сборников очерков и рассказов, повесть "Дни и ночи", пьесы "Русские люди", "Так и будет", "Под каштанами Праги", дневники, которые впоследствии составили два тома его собрания сочинений, и, наконец, стихи, которых с февраля 1942, после того как в «Правде» было опубликовано "Жди меня", ожидала буквально вся воюющая страна. Феномен "Жди меня", вырезаемого, перепечатываемого и переписываемого, посылаемого с фронта домой из тыла — на фронт, феномен стихотворения, написанного в августа 1941 на чужой даче в Переделкино, адресованного вполне конкретной, земной, но в эту минуту — далекой женщине, выходит за рамки поэзии. В нем предсказано, что война будет долгой и жестокой, и угадано, что человек — сильнее войны. Если любит, если верит. Лопухиной было истинным и сильным, и скорее всего он сохранил его до самой смерти. На одном из рисунков поэта Лопухина изображена в облике монахини, потупившей взор. Она не переставала любить Лермонтова и будучи выданной замуж за Она вновь больна, её нервы так расстроены, что она вынуждена была провести около двух недель в постели, настолько была слаба Быть может, я ошибаюсь, но я отношу это расстройство к смерти Мишеля, поскольку эти обстоятельства так сходятся, что это не может не возбудить известных подозрений. Хотя если это был сон - почему бы не говорить как о прошедшем? А то, что в этом стихотворении Лермонтов предрек свою будущую гибель, так думал ли он сам так? Наблюдение Владимира Соловьева в чем-то показалось мне близким к размышлениям Юли: По точному наблюдению Я думаю, немногим из вас случалось, видя когонибудь во сне, видеть вместе с тем и тот сон, который видится этому вашему сонному видению. Хотя,может быть, это мысли не в тему. Яблонька: Олег, а как тебе контраст между описанием, как родилась песня и самими стихами Алексея Суркова? Кстати, именно эти стихи я "накопала" с трудом. Видимо, поэто просто очень горячо любил своих родных и близких. Сталинизма это не отрицает. Что же касается сталинизма. Может быть еще очень близкие друзья. Что же касается сталинизма. Может быть еще очень близкие друзья. Яблонька: oleg пишет: я и в статье не вижу ничего кри- минального,она даже достаточно смелая для своих лет В чем ты видишь эту смелость, Олег? Яблонька: Олег, думаю, что ты прав. Все же, наверное, Алексей Сурков был хороший человек и не случайно написал такие проникновенные строки. Но давай вернемся к стихам Лермонтова и к теме "лирического героя". Ты мне сделал замечание, что вряд ли стоит сравнивать романтическую и гражданскую лирику. Но я сравнивала по определенному признаку - стихи могут быть не автобиографичны, но написаны от имени "я". А те примеры, которые предложил ты как Симонова, так и Суркова - автобиографичны. В отличие от стихотворения Лермонтова. Ведь он воевал на Кавказе и ему наверняка приходилось терять друзей.



 
003421
В освоении новой техники Вы поступаете так:
изучаете инструкцию
просите кого-нибудь помочь
полагаетесь на интуицию
© 2005 — 2016 «ostservice.ru» Документы на все случаи!